danitta (danitta) wrote,
danitta
danitta

Category:

Спектакль т.им.Моссовета "Дядя Ваня". Постановка А.Кончаловского

Посмотрела телеверсию свежей, но уже нашумевшей постановки Андрея Кончаловского в театре им.Моссовета- "Дядя Ваня". Признаюсь, при всем уважении к классику, чеховские рассказы о сибаритствующих помещиках, сходящих в своих сельских имениях с ума от безделья, никогда меня не вдохновляли. Но спектакль я решила посмотреть, ибо слышала о нем много хорошего. И, как оказалось, не зря.

Первое, что привлекает в этой постановке, это то, что несмотря на свою продолжительность, нет затянутости действия- невеселая пьеса о размеренной сельской жизни не вызывает у зрителя скуку- это очень радует. Каждая сцена насыщенна, логически и энергетически закончена и гармонична, даже в какой-то степени самодостаточна, но при этом не ощущается эмоциональных разрывов между сценами, они разные, но звучат в одной тональности, в одном ритме - спектакль целостный. Единственное, с чем я не согласна, и что меня отвлекало- это смена декораций. Мне кажется, что зрителю совершенно не нужно видеть изнанку театра, зритель пришел смотреть на историю, которую рассказывает спектакль, и его исподнее- это как холодный душ, кот. возвращает зрителя от истории, изображаемой на сцене, в реальность, причем будничную. Демонстрирует то, что спектакль- это не жизнь, не настоящее, это фальшь, и вот, смотрите, мы, мальчики в кепочках, и тетеньки деловые неспешные, тут вам сейчас декорацию поменяем. Быть может, так и задумано, для параллели с сегодняшним днем, чтобы показать, что вся их жизнь фальшива, и в реальности нашей, спустя столько лет, все так же, и именно для этого добавляется изображение видеокамеры, показывающей он-лайн происходящее на Тверской у театра, но мне этот посыл в современность показался совершенно лишним. Для меня он был неким жестом пренебрежения зрителем, его интересом, его уважением к театру, к актерам, его попыткой поверить в то, что рассказывалось на сцене.

Я за то, чтобы исподнее было скрыто. Особенно когда основное действо настолько сильное и яркое. А оно действительно яркое. Удивительный случай, когда в спектакле, где задействовано столько лиц, независимо от статуса роли, не было второстепенных, как бы проходных персонажей. Но в этой постановке действительно нет невидимок. Каждый, абсолютно каждый персонаж ярок и целостен, самобытен, со своим характером и своей харизмой. Каждый образ по-своему неповторим и незабываем, там нет невидимок. Даже няня- казалось бы, персонаж для действия незначительный, почти элемент антуража, декорации. Но как же здорово сыграна! Как идеальная прислуга, она не мешает хозяевам, ее не видно и не слышно, но зритель не может ее не заметить, потому что... Потому что она очень настоящая. В каждой мелочи- в одежде, в походке, в повадках, в манере говорить, в мимике, в простоте своей ненарочитой, в каждом слове, интонации, движении. Только по голосу, и то не сразу, в ней можно узнать давно знакомую Лику из любимого "Марата"- Ларису Кузнецову. Смотришь, и поражаешься абсолютному перевоплощению – нет и следа от городской, изящной, интеллигентной Лики, перед нами та самая нянька Марина Тимофеевна, которую даже по имени-отчеству-то называть смешно- няня она, и никто иной, - няня, ставшая частью этого старого дома, и без которой он, этот дом, кажется, и существовать не сможет. Предельно точное попадание в образ, шикарно.

Или возьмем Телегина- совершенно лишняя для повествования фигура, не влияющая ни на что, мебель, и та важнее. Но он - неотъемлемая часть помещичьего быта, и он изображен очень жизненно, даже более чем. Кому, как не ему- убогому внешне, и бесхребетно- малохольному по натуре, покорному и беспринципному, мягкому, как плюшевый медведь, изнеженному и не приспособленному к жизни человеку быть приживалой? Он самый настоящий приживал, и характер его прорисован очень точно, и образ до мелочей продуман метко. И несуразная, неуклюжая фигура, и дурацкая походка, и неприятный, высокий голос с дикцией, как у дауна, и повадки, как у подобранного в подворотне пса, преданно глядящего на хозяина. Он жалок. Еще одно попадание в образ.

Александр Филиппенко сыграл профессора- эгоистичного, до толстокожести персонажа, влюбленного в себя, и не видящего ничего, кроме своей персоны. Он с наивностью младенца не понимает, почему кому-то не понравился его замечательный план, когда он так все хорошо продумал, и ему так будет хорошо… на даче в Финляндии. Он сыграл очень убедительно- упоенно и увлечено, его персонаж вызывает неприязнь, глубокую и неумолимую, несмотря на то, что он не так часто появляется в центре внимания. Эта неприязнь и есть мерило попадания в образ, -попадание в самое яблочко.

Не могу сказать, что Наталья Вдовина меня чем-то сильно поразила- не та у нее роль была, где нужно перевоплощаться,- но, тем не менее, она тоже попала в образ, и, что важно, в ее речах не видно заученных фраз, как это частенько бывает на подмостках. Она говорит как бы от себя, в образе- беспечно, лениво, немного лукаво, и в каждом ее слове слышится одолевающая ее героиню скука, хоть и с проскальзывающими элементами лукавства. Очень здорово сыграна сцена, где профессор пытается ее облапать, а она увиливает- более чем натурально сыграна эта сцена, блестяще.

Дядю Ваню я, признаться, представляла себе постарше и пофактурнее. Павел Деревянко похож больше на сибаритствующего городского интеллигента, нежели на сельского помещика, четверть века самоотверженно работающего за приказчика, и самолично продающего муку на крестьянском рынке. Плюс к тому, его жестикуляция и походка порою слишком апеллировала к нашей с вами современности, и напоминала о его привычном комичном амплуа – это минус его образа, причем гораздо больший, чем нежная общая фактура. Но он очень старался, и в целом у него все получилось- в общем впечатлении теряются упомянутые шероховатости, образ целостный, харизматичный, сыгран на нерве, на эмоциях, и трагедия его личности до зрителя донесена. Противоречивое впечатление от этого образа, от игры. Но мне скорее понравилось, чем нет. Здесь мы увидели серьезного Деревянко, театрального, драматического, разрушающего тесные рамки его привычного амплуа. И, кстати, когда он появляется на сцене, трудно не отметить его поразительное сходство с Чеховым, это улыбнуло.

Александр Домогаров был узнаваем. Такой же несколько развязный, и ироничный, как всегда. Но все-таки его Астров другой. Не такой острый, как Марат, не такой провокационно и ядовито ироничный, как Турецкий, не такой жесткий, как Хайд. Домогаров был узнаваем, но на сцене мы видели Астрова, а не Домогарова, и ни капельки современности не было в этом образе. Сельский врач, интеллигент, не брезгующий прикасаться к грязи, борющийся с ветряными мельницами, желая верить в светлое будущее. Отлично осознающий, что его не слышат и не понимают, потому что это «скуШно», но продолжающий бороться, из принципа. Потому что надо чем-то жить, должна быть в жизни цель, какой-то смысл. И, быть может, когда-нибудь, через сто лет, через тысячу, кто-то услышит его голос… Романтик, превращающийся в циника, но не прекращающий быть верным своим убеждениям. Он свободен от предрассудков, но не нигилист, он корректен и сдержан в манерах, но может быть и провокационно возмутителен (или наоборот, непреодолимо притягателен?), когда этого желает, он покорно смиряется с бесперспективностью своей жизни, но в то же время не прочь поиграть в кошки-мышки, и быть ведущим в этой игре. Очень непростой, многогранный персонаж, сыгранный точно, глубоко и творчески, и оставляющий зрителя только гадать, на что он еще может быть способен. Астров получился. Но мне кажется, что Домогаров отлично смог бы сыграть и дядю Ваню- ему и по возрасту этот образ подходит, и по фактуре, и по харизме. В нем есть как раз тот стальной стержень, которого мне не хватило в Иване Петровиче в исполнении Деревянко. Он бы точно смог в решающем монологе дяди Вани порвать не только себя, но и зал.

Вот кто меня действительно удивил, и, скажу больше, потряс в этом спектакле, так это Юлия Высоцкая. Я как-то ее никогда как серьезную актрису не воспринимала, для меня она всегда была просто женой Кончаловского, и телевизионной кулинаркой, и не более того. Но тут она меня поразила. Трудно вообразить более настоящую, и искреннюю Соню, чем ее сыграла Высоцкая. Одежда, походка, голос, интонации, манеры, даже уши, оттопыренные повязкой- все точно в образ. Но больше всего она поразила даже не столько в речи, сколько в молчании, ибо оно у нее было просто убийственно красноречиво. Взгляды, улыбки- полные надежды, смущенные, застенчивые, но горящие чувством- стыдливым, смиренным, но сжигающим все ее естество. Сколько было их- величайшее множество, и все они были разные - живые, настоящие. Я рада, что я смотрела спектакль в видеозаписи, и могла видеть эту игру крупным планом, потому что это НАДО видеть крупным планом. Это душа наизнанку. Больше, чем жизнь. Браво.

Я не знаю, что сказать про постановку. Актерские партии, каждая в отдельности, и вместе, настолько сильны, что нет ни возможности, ни желания вдумываться в какие-то детали постановки, высматривать, как это сделано. Наверное, это и есть лучший показатель хорошей работы постановщика – когда его не видно,- на поверхности, на первом плане, да и на втором, и на третьем- только главное. И это главное- берет за душу.
Tags: театр
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments