danitta (danitta) wrote,
danitta
danitta

Category:

Квартет. Спектакль БДТ

Вчера, когда мы вернулись из БДТ со спектакля "Квартет", на котором так давно хотели побывать, муж спросил меня, почему мы, собственно, так хотели увидеть этот спектакль, кто нам что такое рассказал, что мы так загорелись этой постановкой. Нам никто ничего особенного не рассказывал про эту постановку, более того, мы даже не интересовались особо, о чем этот спектакль. Нас, как и многих других, привлекло одно- имена. Имена, каждое из которых- это целая эпоха театральной жизни, это яркая звезда, признанная и сверкающая уже много десятилетий, и увидеть на одной сцене целое созвездие- это редкая удача, вдохновляющая любого театрала. И мы шли смотреть на это созвездие. И я рада, что мы его увидели, потому что люди они уже очень пожилые, и неизвестно, сколько еще им отмерено на этом свете, сколько еще они еще будут сверкать на этом небосклоне. Каждый спектакль, сыгранный в этом составе- это, наверное, достояние истории, и мне было приятно прикоснуться к этому достоянию.
Что касается самого спектакля, то мы остались не в восторге. Единственное, что удерживает зал, и что заставляет рукоплестать в финале- это игра, достойная статуса созвездия. Актеры выжимают из этой, признаться, скучной пьесы максимум возможного, и благодаря им 3 часа спектакля пролетают быстро, но все равно не покидает ощущение отсутствия увлеченности сюжетом, вовлеченности в события, а попросту говоря- скуки. Осмысливая свое впечатление, я пришла к выводу, что такое ощущение возникает потому, что тема спектакля раскрыта, быть может, даже слишком хорошо. Просто тема слишком непростая, тяжелая, как бы мы ни пытались с ней шутить, -та тема, которой мы стараемся в жизни избежать, абстрагиваться от нее, не сталкиваться, пока жизнь не заставит. Тема эта- старость. Что млад, что стар,- гласит народная мудрость. Но если детская непосредственность воспринимается нами с радостным умилением, искренне веселит, и мы с удовольствием делимся "перлами", услышанными из уст младенца, с друзьями и знакомыми, то подобная же непосредственность людей престарелых воспринимается нами с настороженностью, и едва ли радует. Когда ребенок говорит всерьез что-то наивное, смешное на взгляд взрослого, мы умиляемся, потому что дитя еще не знает жизни, но у него все впереди. Когда говорит всерьез что-то наивное, нелепое взрослый, но пожилой человек, это вызывает тревогу, потому что он УЖЕ не понимает жизни. Когда человек, который был когда-то выдающимся ученым, инженером, дельцом, учителем, артистом, уже не понимает жизни, живет в своем замкнутом мирке, живет прошлым, слабо ориентируется в настоящем, и объективно не имеет будущего, когда каждый новый день может стать последним- это страшно. Потому что при всем при этом все равно хочется жить.
Вот об этом и рассказывает "Квартет". Дом престарелых для деятелей театрального искусства, в гостиной которого собираются четверо блиставших некогда на сцене оперных певца. Старые люди, во внешнем виде которых, за небольшим исключением, даже не угадывается былое величие. Люди разные. Рэджинальд (В.Ивченко)- спокойный, рассудительный, увлекающийся чтением и философствованием об искусстве, кажется более чем адекватным человеком, гордится тем, что, в отличие от своих бывших коллег, пользующихся милостью благотворителей, на достойную жизнь в доме престарелых заработал и скопил сам, внушает уважение. Улфред (О.Басилашвили)- чокнувшийся на сексе на старости лет старик,- точнее, на фантазиях о нем, ибо на что-то большее в этом отношении он давно не способен, -в клетчатых штанах и вытянутой вязаной кофте, с карманами, набитыми всяким хламом. Сесилия (З.Шарко)- персонаж, на котором отпечаток старости виден больше всех. Прогрессирующий Альцгеймер, к сожалению, еще никого не делал привлекательным, и несмотря на то, что постановщик преподносит проявления этой болезни у Сесилии зрителю с иронией, и вызывает смех, на самом деле, если посмотреть серьезно, от этого становится жутковато. Сесилия отлично помнит, как они исполняли Риголетто во времена их оперной славы, как гремели аплодисменты, как прекрасно звучали их голоса... Но напрочь забывает то, что только что видела, и даже то, что секунду назад собиралась торжественно сообщить. Это беспомощный, в том числе и физически, персонаж, сражающий остроумием наивности и стариковской непосредственности, над которой смеяться грешно, но невольно смеешься, и которому все время кажется, что кто-то из ее друзей только что вернулся из солнечного Карачи. Друзья воспринимают ее уже не всерьез, как малого ребенка, и присматривают за ней, осознавая, что дело плохо. Джин (А.Френдлих), в далеком прошлом бывшая жена Рэджи- элегантна, изящна, несмотря на возраст. Она прекрасно выглядит, уверенно держится, радушно общается, и, кажется, ей совсем не место в этом доме успокоения и безнадежности, но это лишь первое впечатление. Послушаешь ее немного, и замечаешь, что она повторяется, рассказывает одно и то же с одинаковой интонацией, как в первый раз. И когда ей Рэджи замечает, что она повторяется, она смущается, и говорит: "какой ужас. Пожалуйста, непременно говори мне, если такое еще будет повторяться". Ее страшит и ужасает осознание того, что у нее появляются признаки дряхлости мозга. Даже не старости- морщины ее не удивляют, она давно знает, что далеко не девочка, но дряхлость мозга, равносильная началу угасания... Все они разные. Каждый из них имеет свой характер, у каждого своя судьба, был некогда свой образ жизни, свои привычки и пристрастия, свои пороки и ошибки, свои успехи и стремления... кто-то, как Рэджи, старел с удовольствием, кто-то панически боялся стареть и до сих пор не до конца признал себя стариком... но в конечном итоге все это оказывается неважно. Все это остается в прошлом. В том самом прошлом, которое не вернуть даже на мгновение, и о котором только и остается вспоминать, сидя в тихой гостиной дома престарелых, где все они оказываются- все четверо, такие разные, сведены судьбою вместе. И становится совершенно неважно, что там у них было позади. Потому что впереди у всех у них одно и то же- смерть. А всем им, таким разным и непохожим, всем им- одинаково, независимо ни от чего, еще хочется жить. Вот об этом и спектакль. О том, что даже у ворот неизбежности, и ощущая холодное дыхание физической немощи, очень хочется жить.
Ощущение скуки возникает потому, что тема очень хорошо раскрыта. Потому что передан дух неторопливой, монотонной размеренности жизни в доме престарелых, где ритм часов ориентирован на расписание столовой, где перечень занятий наперечет, где освобождение комнаты одного из постояльцев может означать лишь то, что неизбежность снова постучалась в одну из дверей этого дома, и вселить страх того, что в следующий раз она постучится в твою дверь, и где прошлое реальнее, чем настоящее... Человеку активного возраста такой ритм чужд и скучен, именно отсюда и возникает подобное ощущение. Эмоциональный фон спектакля очень ровный- в нем нет всплесков и низин, апогея и затишья. Даже в этом, в этой последовательной ровности он верен сюжету. Но чтобы зритель не заснул, повествование разбавлено множеством вызывающих улыбку, и даже незатейливый смех моментов, благодаря которым постановка еще жива и будет жить до тех пор, пока живо созвездие.
Теперь о личностях созвездия. С сожалением вынуждена констатировать, что Зинаиде Шарко не приходится играть в Квартете дряхлость- ей достаточно уже быть собой, ибо трудно не заметить, как тяжело ей находиться на сцене. Она не ходит без опоры - передвигается, только опираясь о стенку или об кого-нибудь, стоит только держась за что-нибудь, и то еле-еле. Говорит уже тоже с трудом, -все так же артистично играя интонациями, но с хрипами и с сильной одышкой, поэтому ее реплики обычно емкие, но короткие, или она рассказывает медленно, отчетливо на выдохе выговаривая каждое слово. Я не знаю, сколько она еще выдержит, но невозможно не заметить, как ей физически тяжело, и это то звено Квартета, которое, я думаю, уже в скором времени выбудет. По крайней мере, со сцены. Играла она в рамках роли ярко, емко, иронично, как всегда, но смотреть на это было грустно.
Валерия Ивченко, заменившего в спектакле безвременно ушедшего Кирилла Лаврова, я видела на сцене впервые. Высокий, статный, подтянутый, атлетического сложения мужчина с обаятельной улыбкой, которому ни за что не дашь 71год, если просто встретишь его на улице. Играл он замечательно, и особенно меня впечатлили несколько моментов. Первый- когда он, облачившись в бархатный костюм герцога, встает на колено и целует руку героине Алисы Френдлих. Столько мужественности и одновременно изячества было в этом жесте, столько деликатности в движениях, и искреннего тепла и нежности во взгляде... Мелочь, мимолетное мгновение, но меня это очень тронуло. И второй момент - поедание мармелада. По сюжету его герой обожает лимонный мармелад, а медсестра- то ли из вредности, то ли по наказу врача, не дает ему на завтрак мармелад, заменяя его абрикосовым джемом, кот. он терпеть не может. И вот Джен дарит ему банку лимонного мармелада. Какая детская, искренняя радость, ликование на лице этого пожилого человека! Но когда он открывает банку и начинает жевать этот мармелад, невозможно оторвать от него взгляд- у него на лице счастье. Блаженство,- абсолютное, упоенное, искреннее, и безумно трогательное. Я не знаю, как это можно сыграть, но он сыграл. Это было очень тонко и сильно, мне запомнилось:)
Олег Басилашвили, несколько лет назад имевший проблемы с ногами, очень резвенько бегал по сцене, что меня очень порадовало. Несмотря на свою довольно мрачную, меланхоличную натуру, он отлично справляется с комедийными ролями, -он великолепно оперирует своей мимикой, и с ее помощью легко заставляет зал смеяться - даже лучше, чем словами по тексту. Сначала его было как-то не очень слышно, приходилось вслушиваться, что он говорит, ибо было как-то неразборчиво, но потом он разошелся и пошло как по маслу. Не могу сказать, что эту роль можно считать одной из лучших в его карьере, формат этого спектакля не позволяет особо разгуляться ни одной из харизм созвездия, но выглядит он на уровне, и, пожалуй, вместе с Фрейндлих энергетически тянет этот спектакль.
Алиса Фрейндлих- прекрасна. Стройна, элегантна, изящна, грациозна. А какие ножки! Простите меня за отступление от высокого, но в какой-то момент я поймала себя на том, что сижу и пялюсь на ее точеные ножки, видные ниже колена. В 20-то лет далеко не всякая девушка может похвастаться такой красотой, а Фрейндлих- через пару недель будет 76лет. Игра ее сочна и органична, ярка и утонченна,- к счастью, возраст не имеет над ней власти, и она так же чудесно хороша, как и прежде. Видеть ее на сцене для меня всегда огромное удовольствие! Женщина, достойная восхищения.

Вот такие впечатления. Противоречивые и неоднозначные. Мы уходили из театра не в восторге, но не утомленные после трех часов спектакля, мы не веселились в зале, но пребывали в хорошем настроении, мы знали, что второй раз на этот спектакль никогда не пойдем, но мы выходили с улыбкой и без малейшего сожаления о том, что этот вечер мы провели, глядя на знаменитый "Квартет". И, шагая по пустынным улицам вечернего города к метро, мы беспрестанно смеялись- не столько шутя, сколько усматривая в речи друг друга невольные ассоциации с тем, что только что видели- в интонациях, в речевых оборотах, в отдельных словах, и эта узнаваемость нас очень веселила. Мы трое, хохочущие до слез, выглядели, наверное, как пьяные, будучи при этом совершенно трезвыми. Опьянели от встречи с искусством:)
Tags: театр
Subscribe

  • Светлячок

    Увидела на ютубе старый советский мультик, который я почему-то никогда не видела прежде,- называется "Светлячок". До чего добрый, трепетный, и…

  • Делай ноги 2

    Посмотрела Делай ноги 2 - продолжение оскароносного мульта про пингвинов, кот. меня недавно оч. порадовал. Создатели мульта держат марку, и сиквел…

  • Откровение

    pristalnaya иногда пишет такие посты, которые не просто трогают, или задевают за живое.. они просто раздирают на мелкие кусочки.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments