danitta (danitta) wrote,
danitta
danitta

Categories:

"1900-й". Спектакль Олега Меньшикова

Вчера мы посмотрели долгожданный спектакль Олега Меньшикова "1900-й". Самое сердце Петербурга, уютный, блестящий золотом и бархатом изысканного интерьера зал Александринского театра, вместо привычных бабушек-билетерш статные мужчины во фраках и бабочках в накрахмаленных воротничках кипельно-белых рубашек - все в этот вечер располагало к тому, чтобы случилось что-то особенное. И оно случилось. Не сразу, не вдруг, но когда опустился занавес и зал взорвался овацией, мы поняли, что да, оно случилось.

По дороге домой мы обсуждали и анализировали увиденное, и пришли к общему мнению, что впечатление от спектакля сложное, и очень многослойное. Оно как аромат дорогих духов- раскрывается постепенно, и чем больше привыкаешь к нему, тем больше открывается новых планов, уводящих тебя в его глубины. Не так давно я писала о том, что я прочла пьесу А.Барикко "Новеченто", по которой поставлен спектакль. Читая, я ловила себя на мысли о том, что тональность пьесы удивительно подходит Меньшикову, я словно не читала, а, пробегая глазами строку за строкой, слушала этот текст, и внутри меня голосом рассказчика был голос Меньшикова. В спектакле пьесу рассказывал самый что ни на есть настоящий Меньшиков, но звучание и тональность были совсем иными. Сначала мне показалось это досадным, а потом я поняла, что если бы на сцене пьеса рассказывалась в оригинальной тональности- невесомо-грустной пасторали,- то даже такому мастеру, как Меньшиков, было бы не удержать зал. У сцены свои законы, народ требует хлеба и зрелищ, а потому спектакль, при всей его философичной неторопливости, существенно динамичнее, даже мажорнее, насыщеннее и ярче, а местами банально проще, чем пьеса. Тем скептикам, кто обвиняет Меньшикова в том, что спектакль вялый и не жгучий, я настоятельно рекомендую сначала прочесть пьесу, и тогда будет очевидно, что Меньшиков, как постановщик и актер, как раз выжал из этого материала все, что возможно, и даже больше. Он внес в него вдохновение, элемент озорства, накал интриги, и горький драматизм- он сумел напитать пастораль насыщенными красками, не потеряв при этом сути. Он увлекает, развлекает, тормошит, но в финале неизменно приводит зрителя к тому философски глубокому смыслу, который заложен в пьесе, и несмотря на то, что эмоционально дороги читателя и зрителя спектакля отличаются, для зрителя финал спектакля не выглядит странным или нелогичным. Он гармоничен и пронзительно силен, до мурашек, до кома в горле. Преобразить такую эклектику в абсолютную гармонию- поражающую, трогающую до глубины души, может только поистине большой мастер. И он сделал это.

Спектакль длится всего полтора часа, которые проносятся как одно мгновение. Мгновение, вместившее в себя целую вечность. Реальную нашу жизнь, обернувшись назад, мы видим чередой ярких всполохов, между которыми в зыбком тумане тонет привычное и обыкновенное. Спектакль оставил чем-то схожее, неоднородное ощущение - синусоида, на вершинах которой яркие вспышки, а в низине- неторопливая монотонность, из которой даже проглядывают порой безрадостные явления. Таким явлением для меня стала периодически проскальзывающая грубая лексика, которой нет в пьесе и которая, признаться, очень сильно резала слух. Зачем было "к черту правила" переделывать в "в жопу законы", и снабжать возвышенный, эстетически тонкий текст такими пахабными прилагательными как "сраный, говеный, гребаный" и даже поминать чью-то мать- лично мне не очень понятно. Эти слова не удивили бы меня на улице, но в контексте этой эстетичной во всех отношениях пьесы, со сцены такого изысканного театра, и из уст такого актера... эти слова звучали как-то совсем неуместно.

Первой яркой вспышкой был трюк с исчезанием в одном конце сцены и спустя пару секунд шумным появлением прямо перед зрителем- в другом одеянии, другом настроении, другом образе. Это было эффектно. Сцена, где качается над сценой рояль, и повествуется о странной, но порывисто прекрасной игре с океаном, затеянной Новеченто во время страшного шторма, выглядит реквизитно немного тяжеловато, но оживляемая вдохновенным монологом, тоже прочно врезается в память, снова вспышка. Сцена музыкальной дуэли между Новеченто и изобретателем джаза показана ошеломительно сильно- тонко, эмоционально, почти мистически завораживающе. Я даже не могу сейчас вспомнить, как именно говорил Олег, и какие слова, выражения его лица мелькают перед глазами как во сне. Потому что он рассказывал эту сцену так, что у меня было ощущение, что я вижу не Олега Меньшикова, а тот самый сияющий огнями многолюдный зал первого класса круизного лайнера Верджиния, о котором он повествовал, и двух людей, в чьих руках музыка превращалась в волшебство. Я все думала, как в спектакле покажут ту божественную, неслыханно прекрасную музыку, которую играли те двое, и которая так сильно поразила и восхитила их слушателей, что будет звучать в качестве этой музыки...

В спектакле звучит много музыки- живой, профессионально, чудесно сыгранной, и нежные фортепианные партии несказанно украшают атмосферу спектакля. Но в тот момент не было музыки- никакой. Он рассказывал о той, неслыханной, божественной музыке так ярко, так упоенно, увлеченно, вдохновенно, что его слов было достаточно, чтобы каждый зритель услышал эту музыку внутри себя, пропустил ее через себя, поверил в нее и разделил восхищение с незримыми свидетелями той дуэли, находящимися на том корабле. Это было какое-то поистине магическое действо, оставившее в душе глубочайший след, и ярчайшие впечатления.

Яркой вспышкой, обострившей, казалось, все чувства и ощущения, был постановочный эффект. В один из моментов монолога, заканчивая логический кусок речи, Олег снимает с реквизитного проигрывателя виниловую пластинку и с размаху кидает ее на ламинатную поверхность надстроенной сцены, где она разбивается вдребезги. Мелочь. Но трудно было тогда вообразить, какое значение впоследствии сыграет эта разбитая пластинка. Из глубины сцены, посередине, выстроена горизонтальная конусообразная надстройка, символизирующая, вероятно, нос корабля, стремящийся острием к зрителю, и чем-то лично мне напомнившая очертания крышки рояля. Именно об нее и разбивается пластинка. Где-то в преддверии финала на сцене все затихло и замерло, луч света вырвал из темноты медленно поднимающуюся из глубины сцены, словно надломленную посередине, широкую часть надстройки, основание носа корабля. И в абсолютной, напряженной, глубокой тишине вдруг стало отчетливо слышно, как по гладкой поверхности сверху вниз, одна за одной скатываются мелкие частички той самой пластинки. Сначала это воспринимается как недоразумение, а потом их становится больше, и звук все отчетливее и пронзительнее, они катятся, отдаваясь гулким эхом, разносящимся по залу... как осколки жизни. Это был психологически тонкий, пронзительно сильный момент, приведший публику в состояние оцепенения, и обостривший все чувства до предела. Магия. Опять.

И вот, финал. Глубокие, философские вещи, психологически и литературно сложный текст, Меньшиков говорит так, как будто это его собственные мысли, ни на долю секунды не распознать в его словах "текст", заученный и по-актерски преподносимый зрителю. Нет, его речь- образная, насыщенная и эмоционально тяжелая, льется, как песня, откуда-то из глубины души. Искренне, до откровенности, до откровения. С грустной полуулыбкой, и смахиваемыми порывисто со щек слезами- настоящими слезами, от которых подрагивает голос и которые уже невозможно сдержать. Да, друзья, он плакал. Говорил.. и в глазах сначала стояли слезы, поблескивающие в свете рампы, и сдерживаемые последним усилием воли, а потом они потекли по щекам - не театрально, не постановочно, а абсолютно по-настоящему. Он сыграл последний монолог на каком-то невообразимом внутреннем надрыве, внешне все так же спокойно, все с той же горькой полуулыбкой, но эмоционально- раздирая на куски, и выворачивая душу наизнанку. Когда он закончил говорить, у меня в глазах стояли слезы. Это было неистово. Проникновенно, пронзительно, глубоко, эмоционально и непередаваемо психологически сильно.

Отдельно надо отметить музыкальное оформление спектакля. Мне очень понравились нежные мелодии, исполняемые на рояле, придававшие повествованию какую-то особенную трепетность и проникновенность. Очень бы хотелось узнать их автора и названия - поистине чудесная, вдохновенная музыка, я бы с удовольствием слушала ее и безотносительно к спектаклю. Одно только мое желание в тот вечер не исполнилось. Зная, как хорошо Меньшиков играет на фортепиано, и видя на сцене аж два рояля, мне очень хотелось, чтобы рассказывая о пианисте, хотя бы в какой-то момент Меньшиков сел за рояль.. и что-нибудь сыграл сам. Я до последнего надеялась на то, что это произойдет. Но лилась из-под клавиш рояля нежнейшим потоком музыка, но не его пальцы дарили эту музыку зрителю, не его. А жаль...

Впрочем, не могут сбываться в один вечер сразу все мечты, будем рассматривать это как желание, оставленое про запас, на будущее. А сегодня- насладимся музыкой других, так гармонично и остро сочетавшейся с необычайной, пронзительной, и какой-то невообразимо настоящей игрой Олега Меньшикова, -настоящей жизнью, которую он прожил перед нами, зрителями, на сцене. Прожил, очаровавая, околдовывая, завораживая и восхищая, затронул самые потаенные струны души, и сыграл на них тихое, плавное, великолепное адажио... И за это ему огромное человеческое спасибо.
Tags: впечатления, театр
Subscribe

  • Мультфильм Лука

    Посмотрела вчера новый совместный мультик Диснея и Пиксар - Лука. Прелестный, смотрится с большим удовольствием. Красивый, солнечный, пропитанный…

  • Шерлок в России

    Голливуд в коме, смотреть нечего. Случайно наткнулась на отечественный мини-сериал Шерлок в России с Максимом Матвеевым в главной роли, и решила…

  • Во власти Луны/Moonstruck

    Посмотрела сегодня старый (1987г) фильм Во власти Луны/Moonstruck, который в свое время получил аж 3 Оскара, еще несколько номинаций, и другие…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments