danitta (danitta) wrote,
danitta
danitta

Categories:

Вольф Мессинг. Видевший сквозь время

Я не раз упоминала о том, что совсем не смотрю телевизор. Если что-то и вижу, то исключительно проходя мимо него, когда его смотрит муж, улавливая суть по секундным эпизодам или анонсам, ибо я просто не нахожу его интересным, всегда имея более привлекательное для себя занятие. Когда находишься за рубежом, без компьютера, интернета и с некоторым запасом ничем не занятого времени, невольно включаешь телевизор- чтобы услышать родной язык и, быть может, увидеть что-то интересное. И в этом году нам это удалось- по вечерам, в то время, когда ужин уже давно позади, ближайшие окрестности уже пройдены, в отельном баре выпиты традиционные пару коктейлей, и дело клонится к ночи, по РТР-планета начиналась трансляция сериала "Вольф Мессинг. Видевший сквозь время". Я видела его рекламу, когда его показывали по обычному РТР, но фильм не смотрела, и не посмотрела бы никогда, но в отпуске от нечего делать мы стали его смотреть. И, знаете, нам понравилось. Скажу больше, нас даже захватило, затянуло, и мы сожалели только об одном- что мы уезжаем домой, увидев только половину. Вернувшись, я сразу скачала этот сериал и села смотреть дальше, отложив обработку отпускных фотографий и рассказы о самом интересном в путешествии для жж. И, признаться, ощущения у меня были во время просмотра самые разные. От восторга до желания выключить "этот бред". Периодическое наличие первого заставило все-таки досмотреть до конца, и, в общем-то, я не жалею об этом, потому что сложилось цельное впечатление- противоречивое, многогранное, но когда пошли финальные титры, я осознала, что понимаю, что хотел сказать режиссер, и для чего были некоторые моменты, казавшиеся мне на каком-то этапе лишними.
Сразу надо сказать, что первая половина сериала снята гораздо красивее и тоньше, чем вторая. Во многом за счет сути повествования, конечно, но тем не менее, это было снято изящно, неторопливо, но захватывающе - настолько, что в какой-то момент у меня даже промелькнула мысль о том, что этот фильм можно поставить в один ряд с глубоко любимой мной "Красной капеллой", но когда повествование перевалило за экватор, от этой мысли не осталось и следа, потому что вторая половина фильма будто бы написана другим сценаристом и снята другим режиссером. В ней есть и сценарные провалы, и поверхностность, и исторические ляпы, и актерские неудачи, вплоть до вопиющих. Впрочем, есть и замечательная игра Евгения Князева, и очень сильные моменты, запомнившиеся и даже поразившие.
Начинается фильм с детства Вольфа - голодного детства одинокого маленького бродяги, неординарные способности которого проявляются неожиданным образом в тяжелых жизненных ситуациях, когда либо произойдет чудо, либо случится беда. И самое большое чудо происходит тогда, когда уже, казалось, случилось самое страшное. Но именно это страшное и сводит в одном из варшавских моргов маленького, изнемогшего от голода Вольфа с докторами-исследователями, ставшими впоследствии его друзьями и покровителями и воспитавшие того Вольфа Мессинга, каким он предстал перед публикой. Мальчик, кстати, сыграл замечательно, не утеряв ни единой детали непростого образа своего героя, отразив его самобытность и интровертную самодостаточность, гораздо более близкую к тому образу знаменитого предсказателя, который мне кажется правдивым. Статный, красивый юноша, сыгранный Романом Гречишкиным (который, к сожалению, погиб за полгода до выхода фильма в прокат), словно и правда вырос из того мальчика - и внешне, и по манерам, по цельности, глубине создаваемого образа, во всем оказался последовательно убедительным. Его молодой, учтивый, галантный, проницательный, но сдержанно-немногословный Мессинг, по моим ощущениям, гораздо ближе к оригиналу, нежели тот душевный, открытый, и немного несуразный рубаха-парень, каким показан в фильме Мессинг взрослый, в исполнении нынешнего ректора Щукинского училища Евгения Князева. Я ни в коем случае не хочу сказать, что профессор Князев сыграл плохо- напротив, всю вторую половину фильма он героически вынес на своих плечах, затмевая своей блестящей игрой все огрехи сценария и провалы режиссера. Меня во взрослом Мессинге смутило то, что он своей человеческой натурой кардинально отличался от молодого героя, показанного в начале фильма. Не мог доброжелательный, но замкнутый человек, держащийся вежливо, но несколько дистанцировано от окружающих, вдруг за 15-20 лет стать открытым, несколько даже нелепым, наивным добряком, каким-то плюшевым, порою до бесхарактерности, скромным и своим в доску. Е.Князев сыграл превосходно- убедительно, ярко, искренне иногда до мурашек, но, глядя в эти добрые, теплые глаза, меня не оставляло ощущение, что тут что-то не то. Потому что так не бывает - взрослый Мессинг это совершенно иной человек, далекий как от моего ощущения данной исторической фигуры, так и от того, каким его показали в молодости- непоследовательность режиссера в данном случае слишком видна.
Первая, так скажем, аристократическая, часть фильма привлекла нас своим изяществом и почти статичностью, игравшей в глубину и цеплявшую психологическим накалом. Снято тонко, красиво, сдержанно, но взвешенно, с большим вкусом и чувством меры - как в режиссерской части, так и в актерской игре. Там нет актерских неудач, каждый герой отыграл свою партию безукоризненно точно и убедительно, гармонично звуча в цельном полотне картины как эстетически, так и психологически. Это было настоящее эстетическое и художественное удовольствие, наблюдать за ними, и за это создателям фильма большое спасибо.
Во второй, назовем ее советской, части, снятой в стиле советского реализма, причем не в лучших его проявлениях, к сожалению, много того, что можно назвать только жаргонным выражением "галимый наивняк", который хочется выключить и не включать больше никогда. Очень разочаровал Алексей Петренко, сыгравший Сталина. Сыгравший совершенно никак - его герой не внушает страха и трепета, в нем не чувствуется ни харизма, ни характер, даже взгляд его, и тот не цепляет, в нем нет металла, от которого, как рассказывали очевидцы, подкашивались колени. Это первая актерская неудача в этом фильме. Но о ней сразу забываешь, когда видишь "Хрущева", потому что это просто позорище, причем вопиющее. Еще меня покоробило от игры Тары Амирхановой, сыгравшей Аиду, жену Мессинга. Особенно в начале их отношений- день их знакомства, первые диалоги, это было настолько ужасно, наигранно и неестественно, причем и сыграно, и озвучено, что мне просто хотелось плеваться - вспоминалась даже нелепая Рита из "Покровских ворот", которая смотрелась как белая глиняная ворона на фоне блистательных актеров того фильма. Тут были примерно те же ощущения, и особенно сильно ее неестественность была заметна на фоне искренней и органичной игры Е.Князева. Ближе к финалу стало получше, но она так и не заставила меня по-настоящему поверить себе.
Не поверила я и в абсурдное наивное возмущение Мессинга тем, что Хрущев обвиняет Сталина в зверствах. Ну это просто смешно. Мессинг, который видел столько запуганных лагерями людей, которого самого оклеветали коллеги, едва оказавшись на допросе в НКВД, ибо боялись... Он, видевший не только сквозь время, но и свое время видевший насквозь, неужели не видел страх, сковавший страну, не чувствовал боль, сжимающую сердца миллионов, потерявших близких в лагерях, не видел сломанных судеб миллионов псевдоврагов народа? Не видел, и когда ему Хрущев рассказывал о преступности Сталина, не посмотрел в прошлое, не увидел и тогда, просто сидел и, возмущаясь, не верил новому правителю? Да никогда я не поверю. Это детский лепет режиссера.
Из точных актерских попаданий во второй части я бы отметила исполнителя роли Берии - очень цельный он создал образ, харизматичный. И очень сильно меня порадовал Александр Клюквин, сыгравший сильно второстепенную роль Ильи Петровича, но поразивший меня до глубины души. В советской части было 2 сцены, по-настоящему потрясших меня, одну из них сделали Князев с Клюквиным, и потрясение как раз было от последнего. Это сцена, где Илья с Вольфом выпивают, радуясь благополучному возвращению Вольфа из Москвы, вопреки тому, что все коллеги были уверены, что его посадили на 10 лет за то, что он предсказал войну. И Илья возмущенно рассказывает Вольфу о том, что их вызывали на допросы, и коллеги писали, что Мессинг вел антисоветскую пропаганду, и все такое, и что он, Илья, эти протоколы видел, какие они негодяи, как они могли... А Вольф так смотрит на него- тепло, открыто, и говорит: а ведь и ты писал, Илья... Верно? Вот все, что сыграно в этой сцене с этого момента- гениально. Психологически, по-человечески, по-актерски,- во всех отношениях гениально, и сильно... потрясающе. Браво.
Вторая сцена, потрясшая меня, относилась к военному периоду. Небольшой эпизод, где на выступление к Мессингу в тылах прорывается простая, пожилая деревенская женщина, и, показывая фотографии своего мужа и пятерых сыновей, ушедших на фронт, спрашивает, живы ли они. Это эпизодическая роль, я даже не знаю, кто сыграл эту женщину, но сыграно это было настолько сильно, что осталось одним из сильнейших впечатлений всего фильма. Так и стоит перед глазами ее взгляд - такой открытый, простой, наивный, и полный надежды... Надежды, которой не суждено было сбыться... Величайшая человеческая трагедия, показанная в этом маленьком эпизоде, запертая в этом молчаливом взгляде, протрясает сознание, как электрошок. Это тот случай, когда не нужны слова, достаточно этого взгляда, чтобы провалиться в глубину трагедии, и который невозможно забыть...
Чем ближе к финалу, тем больше удивляет и даже утомляет то, что режиссер уходит от сути- от Мессинга пророка в какие-то коммуникативно-семейно-бытовые дебри. Смотришь и все время спрашиваешь себя- ну когда, когда будет очередная острая сцена, очередное роковое предсказание, психологический накал и откровение. Но его все нет и нет, и вместо этого показывают не самую лучшую, малость приторную мелодраму о стареющих и теряющих привлекательность людях. Последняя серия даже показана пронзительно и по-человечески трогательно, в ней раскрывается новая человеческая трагедия, уже иного характера, но не менее печальная. И только когда финальные титры скрыли экран, я вдруг поняла, в чем был смысл всего этого мелодраматизма, и почему режиссер захотел, чтобы Мессинг Князева был именно таким- открытым и теплым. Я поняла, о чем, собственно, был фильм. Да, он был о знаменитом Мессинге. Но не о пророке, а о человеке. И именно человеческую сторону этой таинственной личности и хотел раскрыть режиссер, показать то, что пророк пророком, но в первую очередь Мессинг был человеком. Таким же, как мы с вами. Со своими страхами, страстями, чувствами, со своей болью, и с тем, что даже он был не в силах изменить...
Tags: кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments