October 24th, 2010

Alec

Статский советник

Сегодня по ТВ показывали фильм "Статский советник" и мы его смотрели- в который раз, причем с неизменным удовольствием. Сколько ни смотрю его, не могу отделаться от ощущения, что это михалковский фильм. Да, я знаю, что режиссер Ф.Янковский, но вот хоть режьте меня, фильм пропитан Михалковым, в лучших его традициях, причем не только за счет блестящей актерской игры Никиты Сергеича, но и в режиссуре. Что-то неуловимое, но такое узнаваемое его, что лично мне воспринимать "Статского советника" как фильм Янковского, коим он является, трудно до сих пор, хотя фильму уже 5 лет.

Можете соглашаться со мной, или закидать меня помидорами, но на мой взгляд, фильм получился превосходным. При всех его "но" и проскальзывающих неоднозначностях, он замечателен. Стильный, цельный, красивый, энергетичный, интересный как сценарием, текстом, так и формой режиссерской подачи сюжета. А самое главное, чем он не просто прекрасен, а неописуемо шикарен- это актерской игрой. Можно как угодно относиться к Михалкову как к режиссеру, но как актер он просто невообразимо хорош. Ярок, выразителен, обаятелен, импозантен, тонок, точен, артистичен, убедителен, -он обескураживает, завораживает, приковывает внимание, ему веришь безоглядно, с первой секунды появления его в кадре, он покоряет, даже если играет отрицательного или не вполне положительного персонажа. В каждом жесте своем, в каждом, даже мимолетном движении, в каждой интонации он настолько меток и выразителен, что попадает в десятку- всегда, несомненно, и безошибочно. В десятку мишени зрительского внимания, эмоции, чувства, восприятия. Его игра- это какая-то непостижимая феерия, настоящий гипноз, и если есть кто-то, кто неподвластен этому гипнозу, то я, безусловно, не из их числа.

Помню, когда этот фильм только вышел, в день премьеры моя бабушка посмотрела его в кино, и первое, что она сказала мне, позвонив мне вечером, было "Даша, обязательно посмотри этот фильм. Михалков- просто бесподобен!". Увидев фильм, я не могла с ней не согласиться. Он действительно бесподобен. Блестящая актерская работа, настоящий триумф, безраздельное господство в кадре, несмотря на то, что в этих самых кадрах с ним находились превосходные актеры, которые на высочайшем уровне сыграли свои роли. В этом фильме,- может быть, за это я его и люблю,- очень высока планка в качестве актерской игры, там не игра, там настоящее мастерство, в целом, и в каждой отдельно взятой частности. Я где-то читала, что Меньшиков, когда ему дали сценарий, изначально думал, что ему предлагают сыграть Пожарского. Когда я сказала это мужу, он озвучил мои собственные мысли: для этого Меньшикову пришлось бы стать Костиком из "Покровских ворот". Он бы смог, его актерская харизма масштабна и почти необъятна. Но смог бы его Пожарский затмить Михалковского Пожарского? Конечно, история не терпит сослагательного наклонения, и мы никогда этого не узнаем. Но, оставаясь всякий раз после просмотра фильма завороженной игрой Михалкова, я боюсь, что этого Пожарского не смог бы затмить никто. Даже ярчайший талант Меньшикова. И потому я очень рада, что в этом фильме зритель смог увидеть их вместе, каждого на своем месте, в своей стихии, в своем лучшем проявлении. Меньшиковский Фандорин, конечно, по яркости своей уступает михалковскому Пожарскому, но так и задумано создателями фильма. Пожарский- яркий, пышный, эмоциональный, обаятельный экстраверт, Фандорин- сдержанный, вдумчивый, "неживой",- как про него говорят в фильме,- глубокий, интроверт со стальным внутренним стержнем. Конечно, первый покорит зрителя скорее, ибо яркость его бросается в глаза, обаянию его невозможно противостоять, но не стоит недооценивать второго. Я слышала, что некоторые ругали Меньшикова за "неживого" Фандорина. Но, господа неверующие, помилуйте. Попробуйте-ка вы сыграть такого персонажа. И сделайте это так убедительно и сильно, сдержанно, но с таким натянутым нервом, как это сделал Меньшиков!

Мне очень нравится сцена, где Фандорин предъявляет Пожарскому разоблачение. Тет-а-тет, словесная дуэль. Пожарский как всегда обескураживает, но в этой сцене они с Фандориным энергетически равны, и, наблюдая этот паритет, я испытываю истинное зрительское наслаждение, потому что то, что эти двое творят в кадре, не выходя ни за какие рамки, не круша ничего и не обращаясь к дешевым эффектам, только собственной игрой, дуэлью двух харизм, двух талантов, -это настоящее искусство, в чистом виде. То искусство, глядя на которое хочется сказать "аминь".

Кто-то, наверняка, сочтет этот отзыв наивным и предвзятым, и еще бог весть каким, мне все равно. Пусть. По мне так побольше бы таких фильмов! Сильных, ярких, не слишком тяжелых,- депресивных, как у нас любят,- которые смотришь, как завороженный, но после финальных титров которых понимаешь, что ты все еще в нем, и думаешь, осмысливаешь, причем не только концовку, или что-то недопонятое, а те слова, которые прозвучали в течение фильма, тот посыл, который был передан фильмом и задел что-то глубоко внутри тебя. И неважно, к какому времени относились те слова,- некоторые истины вечны, и в каком бы мы времени ни жили, слишком много аналогий можно провести, слишком многое узнается, слишком многое не меняется никогда.
Я посмотрела сегодня этот фильм не знаю, какой раз. Третий, или четвертый, быть может, но сделала это с огромным удовольствием. И потому если кто еще не смотрел его, я обязательно рекомендую к просмотру. Отличное кино.
нежность

Воплощение нежности

Читать Козлова нельзя помногу, его, как целебное драгоценное зелье, надо потреблять по чуть-чуть, иначе можно привыкнуть и впасть в зависимость. А он один такой, больше таких нет. Сегодня я снова обратилась к нему, и меня переполняет нежность. Ее так много, что она рвется перелиться через край, и хочется плакать- кажется, только так можно пережить ее и не позволить сердцу разорваться на мелкие части. Что можно сказать о нем больше, чем он сам рассказывает в своих кратких зарисовках? Ничего. Просто прочесть и прочувствовать. Всем нутром. Для меня он- воплощение нежности, в самом тончайшем, чистейшем и прекраснейшем ее проявлении...
- Давай никуда не улетать, Ежик. Давай навсегда сидеть на нашем крыльце, а зимой - в доме, а весной - снова на крыльце, и летом - тоже.
- А у нашего крыльца будут потихоньку отрастать крылья. И однажды мы с тобой вместе проснемся высоко над землей.
"Это кто там бежит внизу такой темненький?" - спросишь ты.
- А рядом - еще один?
- Да это мы с тобой,- скажу я. "Это наши тени",-добавишь ты.